звук упавшего дерева в пустом лесу

Автор представленной книги родился в Магадане в 1982 году.

Большую часть жизни прожил в Хабаровске и Владивостоке.

Сменил несколько учебных заведений, последним из которых был ДВГУ во Владивостоке, факультет журналистики. Во всех этих заведениях быстро разочаровывался, ничего не заканчивал.

Проходил срочную службу в ДШБ.

Написал несколько рассказов и большой роман «Прекрасное Далеко».

Осенью 2011 года отправился во Францию, вроде как с целью поступления на службу во Французский Иностранный легион. Видимо, поступить не удалось, либо он просто потерял к этому интерес. Так или иначе, на родину Саша вернулся через пару месяцев в закрытом гробу. Французы сообщили, что он замерз, умер от переохлаждения (хотя, это всего лишь начало ноября, юг Франции). Очень странно.

Я долго собирался издать книгу на бумаге. Сделать это удалось только недавно, в 2016 году. Маленьким тиражом (40 экземпляров), для друзей и знакомых.  Книга попала в руки к переводчику современной прозы Максиму Немцову. Вот небольшое ревью на роман от Макса:

Max Nemtsov rated it it was amazing
Автора, я так понимаю, с нами больше нет, но роман его от этого не хуже — и даже приобретает некоторую остроту литературного завещания, как ни цинично это звучит. Но такова, я осмелюсь предположить, и была задумка. Дальше — только о тексте.
Рассказчик его — типичный «лишний человек», он же «бунтарь без причины», традиционный контрарианец в традиции целого диапазона авторов, которых я перечислять не буду, сами их знаете, на то и расчет. В общем — герой нашего, блядь, времени, 00-х годов. Сюжета вроде бы как такового нет — псевдодневниковые записи, хроника алкоголизма, наркомании, тлена и безысходности. И жизнь — как она есть для «другой половины», все, в общем, нам знакомо. Эдакая «повесть о двух городах», Владивостоке и Хабаровске, с отсылками ко всем маркерам культуры и контркультуры, как она тогда понималась этим поколением. Чернушная, но честная «новая романтика», написано лихо и звонко, хотя понятно, что очень молодым человеком. Честность такая — понятно, тоже литературная поза и средство экзорцизма, но кто может поставить это автору на вид, не он первый, не он и последний, весьма красноречивый и очень убедительный. А потом начинается натуральный нуар.
Книгу эту сделал друг автора из того, что сам автор некогда выложил в сети, слегка ее причесав. Тираж — 40 экз., и я очень рад, что этот друг мне ее прислал: два вечера я не мог оторваться. В общем — это настоящая дальневосточная литература «здорового человека», хотя что-то мне подсказывает: никто не возьмется больше ее издавать — ни истэблишмент, ни самиздат. И вот это по-настоящему очень жаль.

 

И еще один отзыв:

Василий Серпентоид rated it really liked it
Честно говоря, пока я читал книгу, периодически завидовал автору: почему-то у него получилось уделить внимание именно тем фактам и явлениям, к которым и ты сам относишься или имел касательство, но пренебрег, не заметил, не счел важным.
По структуре роман четко делится на две части, причем первая, бытописательная, мне, конечно, ближе — это и реалии Владивостока, и подогретое альтернативными романами восприятие мира. Вторая часть требует необходимости куда-то двигать действие — и там уже нуар, Бойцовский клуб и все такое, фикшн.
Сочный язык, бодрый агрессивный посыл, незаштампованность. Могу советовать поклонникам русской контркультурной прозы, которой по факту не так много в природе есть. Только разжиться книгой непросто, тираж 40 экземпляров.
Реклама